April 17th, 2011

Стругацкие "Град обречённый", избранные цитаты

– Гм, – сказал Кэнси, дослушав до конца. – Любопытно… «Когда я приезжаю в чужую страну, – процитировал он, – я никогда не спрашиваю, хорошие там законы или плохие. Я спрашиваю только, исполняются ли они…»
– Что ты этим хочешь сказать? – осведомился Андрей, нахмурившись.
– Я хочу сказать, что закон о праве на разнообразный труд, насколько мне известно, не содержит никаких исключений.
– То есть ты считаешь, что Вана надо было закатать на болота?
– Если этого требует закон – да.
– Но это же глупо! – сказал Андрей, раздражаясь. – На кой черт Эксперименту плохой директор комбината вместо хорошего дворника?
– Закон о праве на разнообразный труд…
– Этот закон, – прервал его Андрей, – придуман на благо Эксперименту, а не во вред ему. Закон не может все предусмотреть. У нас, у исполнителей закона, должны быть свои головы на плечах.
– Я представляю себе исполнение закона несколько иначе, – сухо сказал Кэнси. – И уж во всяком случае эти вопросы решаешь не ты, а суд.
– Суд укатал бы его на болота, – сказал Андрей. – А у него жена и ребенок.
– Dura lex, sed lex, – сказал Кэнси.
– Эту поговорку придумали бюрократы.
– Эту поговорку, – сказал Кэнси веско, – придумали люди, которые стремились сохранить единые правила общежития для пестрой человеческой вольницы.
– Вот-вот, для пестрой! – подхватил Андрей. – Единого закона для всех нет и быть не может. Нет единого закона для эксплуататора и эксплуатируемого. Вот если бы Ван отказывался перейти из директоров в дворники…
– Это не твое дело – трактовать закон, – холодно сказал Кэнси. – Для этого существует суд.
– Да ведь суд не знает и знать не может Вана, как знаю я!
Collapse )