Дмитрий (jerald) wrote,
Дмитрий
jerald

Собственность и экономическое процветание

Украинская экономика всецело и полностью зависит от мировых экономик, например, от Европы и США. Это не есть хорошо, это есть плохо. Мы – банановая республика. Зависимость Украины от ситуаций на мировых ранках – это есть угроза безопасности страны, безопасности экономической и политической, угроза стабильности общества и помеха на пути общего процветания страны. Украина, в принципе, самодостаточная страна, и, теоретически, мы могли бы совсем обойтись без импорта и экспорта. Но, ведь наша соц. модель основана на принципе «каждый действует в своих интересах» и если у кого-то в руках оказываются сконцентрированы ресурсы и орудия труда, то этот кто-то, естественно, оказывается заинтересован в том, что бы направить эти ресурсы и использовать эти орудия труда для того, что бы производить наиболее ликвидный товар, пользующийся спросом на мировых рынках, ну а поскольку по уровню технологий мы не можем конкурировать с другими странами, нам остаётся только экспортировать ресурсы или то, что к ним приближено.

Ну а теперь, об одной интересной вещи, казалось бы слабо связанной, но всё же. Я заметил одну интересную тенденцию, зачастую женщины намного успешнее мужчин продвигаются по карьерной лестнице. С чем это связанно? Женщины намного более дисциплинированы и организованы. Я думаю, тут ещё многое завязано под особенность женской психологии – стремление вращаться вокруг центра. Мужчина, в отличие, от женщины, очень не любит чувствовать себя винтиком системы. Мужчина по природе собственник, мужчина не любит работать за зарплату, мужчине больше по душе «своё хозяйство». И вовсе не обязательно своё единоличное хозяйство! Как вы думаете, почему многие коммерческие организации называют «компания»? Да потому, что многие из этих организаций, в самом своём зародыше и были компаниями в натуральном виде.

Женщина предпочитает прийти туда, где есть иерархия, где есть центр (начальник, лидер), мужчина же, наоборот, не любит вращения вокруг центра, мужчина больше склонен, либо делать что-то для себя, либо делать что-то в компании равных (равным среди равных).

Труд рабов экономически не выгоден, это уже давно известная аксиома. И не выгоден он по двум причинам. Причина первая состоит в том, что раб не получает никакой зарплаты, ничего не покупает за деньги, и соответственно, не участвует в процессе обмена, ведущему к росту ВВП. Причина вторая состоит в том, что раб, не чувствуя себя хозяином тех вещей, которыми он оперирует, не станет особо задумываться, как сделать свою работу лучше, быстрее, и качественнее.

Однако, положение наёмного рабочего зачастую мало чем отличается от положения раба. Если рабочий не имеет никакой доли в том, что он делает, и работает только за зарплату, то это можно сравнить с тем, что и если бы раб получал некое вознаграждение от своего хозяина в виде еды, одежды и крыши над головой. Казалось бы, стимулом для любого рабочего может служить желание получить больше денег и продвинуться по карьерной лестнице. Но ведь, и лучше работающий раб, получит больше поощрения от хозяина, и может быть поставлен надзирателем над другими рабами.

Когда-то очень давно феодалы поняли, что лучше отпустить рабов, раздать им землю в их личную собственность, и собирать с них подати в виде части того продукта, который свободные от рабской зависимости крестьяне и ремесленники создавали для себя. Это оказалось намного эффективнее, чем запрягать всех в одно ярмо, и заставлять работать, из под палок, из страха наказания.

Что же было дальше? Орудия труда стали постоянно совершенствоваться, между прочим, не без помощи крестьян, которые работая для себя, старались проявлять изобретательность, желая упростить себе жизнь и избавить себя от тяжёлой и рутинной работы. Совершенствование орудий труда привело к урбанизации. Все больше продуктивных сил освобождались от работы на земле. Люди из сёл стали массово переезжать в города, и всё пошло по замкнутому кругу. Если человек, работающий на земле, и развивающий своё собственное хозяйство мог лицезреть плоды своего труда в натуральной форме, то рабочий, вносящий свою лепту в производство некого фабричного продукта уже не мог ощущать свой вклад в производство этого продукта и лицезреть творение рук своих. И возможно, этот самый рабочий и получал, может быть даже и довольно хорошую зарплату, но это всё равно не то же самое как если бы он делал что-то для себя и для других своими руками, и это принадлежало лично ему, пусть даже и делалось на продажу.

Общепринятая модель доиндустриального производства выделяет фигуру независимого ремесленника, который закупает сырье и материалы и личным трудом преобразует их в видимо иной конечный продукт, имеющий собственный рынок и применение. Отношения между усилиями работника, его доходом и ценностью продукта были зримыми и непосредственными. Появление фабричного разделения труда сделало эти отношения не индивидуальными, а коллективными. Результатом усилий отдельного рабочего оказывается теперь вклад в ценность конечного продукта, зачастую настолько незначительный и так переплетенный с вкладами других, что его связь с ценностью конечного продукта неразличима.

Совершенно очевидно, что в условиях разделения труда работники не могут совместно владеть орудиями труда. Даже если бы некий владелец собственного бизнеса захотел раздать каждому своему работнику долю в своём бизнесе, долю, выраженную в части тех средств, которыми оперирует владелец бизнеса, производя некий товар или услугу, то это оказалось бы сделать весьма затруднительно. И даже раздача акций предприятия работникам предприятия ровным счётом ничего не меняет. Хоть акция, вроде, и символизирует принадлежность части бизнеса владельцу акции, но акция никак не способна измерить тот вклад, который вносит каждый работник в общее дело. И уж тем более не способна дать работнику ощущение собственника и хозяина. Того самого ощущения, которое раньше получал крестьянин в результате раздачи земельных наделов, в его личную собственность.

С другой стороны, собственность работников на орудия труда и результаты этого труда важна с точки зрения хозяйственной эффективности, так как работники склонны лучше заботиться о лично им принадлежащем. На большом предприятии не может быть такого положения, когда каждый владел бы чем-либо. Каждый работник выполняет свою функцию в общей системе предприятия, и даже в том случае, если работник владеет частью прибыли, чувство связи с каким-либо объектом собственности этого предприятия довольно слабо и абстрактно, и совсем не похоже на то чувство, которое испытывает владелец в отношении личной собственности.

Существует мнение, что одним из признаков золотого века является то положение, когда продавец все продаваемые им блага производит собственными руками и цена обязательно пропорциональна затрачиваемым им усилиям.

Трудно и из вышесказанного сделать какие-то однозначные выводы, и уж те более выдать какие-то конкретные рецепты, совершенно ясно, что в индустриальном обществе невозможна такая ситуация, когда каждый член этого общества работает на себя, и, тем не менее, мне хотелось бы выразить хотя бы некоторые тезисы, определяющие общую концепцию:

Для ВВП страны полезно, что бы каждый имел некую свою собственность (свои орудия труда). Верный путь к экономической свободе – это наращивание внутреннего товарообмена. И здесь очень большую роль играет доступность ресурсов для всего населения. Правда, стоило бы написать ещё целый трактат о том, что может выступать ресурсами в индустриальную эпоху. Например, для крестьянина в роли доступных ресурсов выступали земля, вода, лес. Понятно, что не то же самое выступает в роли ресурсов для городского жителя. А, скорее, орудия труда и материалы, из которых можно что-либо производить. Так же информация и некая организованная система то же может выступать в роли ресурса. Правда, всегда, когда заходит речь о совместном использовании чего-то во что нужно вложить труд многих людей, то становится так же и вопрос о способах измерения вклада каждого участника в создание этого «доступного ресурса».

Невозможность совместного владения большими активами и необходимость передачи их в собственность одному лицу (или группе лиц), для более эффективного их использования, порождает так же и ту ситуацию, когда доходы населения распределяются крайне неравномерно и большая часть населения начинает работать только ли ш для того, что бы удовлетворять постоянно растущие потребности ограниченной части населения.

Такая ситуация на руку истеблишменту, но это никак не выгодно в отношении ВВП, и в конечном итоге вредит даже истеблишменту, поскольку приводит к неизбежным кризисам. Отсюда даже можно сделать вывод, что интересы олигархических групп идут вразрез с интересами национально безопасности.

Одна из причин бурного развития сети Интернет состоит как раз в доступности ресурсов в виде относительно не высокой стоимости аренды хостингов и возможностей использовать мощности серверов. Правда, эта же ситуация порождает так же и тенденцию к некоторому «засариванию» Сети. Так же, с доступностью ресурсов связан и быстрый рост сферы IT в целом. Вот как многие IT-компании реализуют принцип «земельных наделов» в своей сфере:

Каждый работник имеет возможность тратить часть рабочего времени на разработку проектов рождённых из собственных идей, при этом компания бесплатно предоставляет ему необходимые ресурсы в виде компьютеров, помещения и программного обеспечения. В случае удачи проекта все права на изобретение достаются разработчиком, компания же получает часть прибыли. Вот такое вот интересное внутреннее инвестирование. Чаще, речь даже не идёт о собственных разработках, а просто работник получает некую долю именно в том проекте, над которым он или его группа работает, и так же, эта же группа получает возможность заниматься и дальнейшим развитием этого проекта. Правда, чем то похоже на раздачу земельных паёв в личную собственность крестьян? При этом, каждому работнику компании, как правило, достаётся «кусочек» из удачно реализуемого проекта, таки образом все оказываются, заинтересованы наращивании общего потенциала компании.

Я не считаю принцип золотого века таким уж не реализуемым в индустриальную эпоху, тем более, что мы уже живём в обществе скорее постиндустриальном и информационном. Просто усилия общества скорее должны быть направлены на увеличение производительности труда и создание базы доступных ресурсов, чем на производство продуктов конечно потребления. Вообще, человечество вполне способно повторить для самого себя божественную концепцию бесплатных ресурсов, но только на более высоком, постиндустриальному уровне.
Subscribe

  • (no subject)

    Почему вообще существует такая антирусская риторика? Может, это наследие СССР? И мы все боимся совка? Так в России давно уже такой же капитализм как…

  • Принципы и честь

    Уважаемые россияне. Вот вы не хотите дать газ бедной Молдове. Вы все такие прагматичные и принципиальные. А скажите мне пожалуйста. У кого из вас…

  • (no subject)

    Европейцы и американцы напечатают России столько резанных бумажек, сколько те захотят. Проблема в том что мы не в ЕС, и нам эти резанные бумажки не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments